Categories:

C днём Победы над германским нацизмом, друзья

Я принадлежу к поколению детей войны. Родился я в 1942 в селе Красный бор, что на реке Каме, в доме моей бабушки, Анны Кондратьевны. Мой отец тогда был на фронте. Позже мама вспоминала, что аккурат в день моего рождения в село прибежала  девушка из Сталинграда. Она рыла окопы. И вдруг они увидели немецкие танки. Тогда все побежали и к октябрю 1942 эта девушка добежала аж до Красного бора Жаль, не сохранилось имя этой девушки.

Мой отец воевал, был ранен и после долго лежал в госпитале, пока его не комиссовали из Красной Армии. Вернулся домой он в звании капитана и с орденом Отечественной войны 2-й степени. Жили мы в Рыбной слободе -это небольшой районный городок, расположившийся на склоне высокого правого берега Камы. Отец работал в райкоме партии, однако позже пришла весть, что брат отца, Пётр Осипович, был у немцев в плену, поэтому отца с партийной работы турнули и далее, пока я рос, он работал в лесной промышленности, в разных   леспромхозах. Мы довольно часто переезжали с места на место, пока снова не оказались в Красном боре, где тоже был леспромхоз. Почему-то помню фамилию директора — Хенвен. Видимо потому, что все гадали, кто он по-национальности. Других людей с похожими фамилиями вокруг нас не было.  Хорошо помню то послевоенное время. Безногих людей, инвалидов войны, которые передвигались на колясках с колёсиками в виде подшипников. Инвалиды заполняли нижнюю палубу на пароходах, идущих вверх по Каме в сторону Перми. Интересным местом тогда была пароходная корма.На ней ехали коровы. Такое было время.Из своих детских впечатлений, помню пожилую женщину, Вассу Ильиничну, мамину знакомую. Видно запомнил её за редкое имя — Васса. Ещё помню, как мы жили в Нурлате. Это городок на юге Татарстана, на границе с Самарской областью. Там я впервые увидел паровозы и услышал неумолчный стук колёс. Два или три года мы прожили в Нурлате. Слово "нурлат" татарское, означает белогривого коня. В Нурлате я закончил второй, третий и четвёртый школьные классы.

Там  я учился в железнодорожной школе номер 28 Уфимской железной дороги. Учились мы в три смены. Школа эта имела свой гимн, из которого я помню всего одну строчку: "родная школа двадцать восемь".Дети войны, мы были тем, что наши отцы , уходя на фронт, оставляли нашим мамам. Несмотря на то, что делали нас в спешке, из нас вышло немало достойных людей. Плохо только, что большинство из нас никогда не видели своих отцов, которых забрала та жестокая война.

Помянем же павших!


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded